Назад

Искусство зарабатывать деньги на искусстве

– Когда в Казахстане все-таки начал зарождаться бизнес на искусстве?

– Во время перестройки, в начале 90-х. Мы стали идти к рыночному формату, появились коммерческие институты в искусстве – галереи, салоны. Стали появляться ИП, ТОО. Это стало обычным бизнесом, с регистрацией, уплатой налогов. Очень интересное время – расцвет арт-бизнеса.

Возникла бешеная мода на художников – этот тренд задали иностранные посольства и консульства, которые активно открывались в то время. Они оценили казахстанское искусство и стали первыми потребителями и покупателями – украшали офисы, дома, покупали в подарок.

Тогда клиентская база казахстанского искусства выглядела так: 80 процентов – иностранцы и 20 процентов – местные бизнесмены. Сейчас ситуация на арт-рынке идет в обратную сторону. Интерес к казахстанскому искусству стали проявлять отечественные бизнесмены. У нас появились крупные коллекционеры. Например, Нурлан Смагулов и другие.

– В этот период инвестиции в искусство были очень прибыльными. Сколько процентов роста давали такие вложения?

– Первыми инвесторами, которые вкладывались в искусство, были галерейщики. Они рисковали, но инвестировали свои средства в тогда еще не раскрученных, не распиаренных художников. Первичный рынок начинался с небольших денег. Потом созданные коллекции выходили на продажу. И начинался рост прибыли. Те, кто угадал с выбором, получили хорошую прибыль. Тогда можно было купить работу Калмыкова за 35 тысяч тенге, а сегодня она оценивается, как я уже говорил, около 20 миллионов тенге. Вот и считайте, какой тут рост. В те времена было много наследников и владельцев произведений, но они не могли знать, кто из художников станет брендом, выстрелит и на какие картины будет глобальный рост. До сих пор у нас есть запас картин мастеров из 1950–1960-х, которые не стали еще брендами, но этого достойны. И вложения в этой нише вполне перспективные, так как больше всего ценится антиквариат.

– Как сделать из художника бренд? Картина – это товар, как бы обидно ни было нашим художникам. Чтобы ее продать, нужна реклама. Как у нас с этим дела обстоят?

– Этим как раз должны заниматься галерейщики. Они и продюсеры, и агенты, и маркетологи, и юристы в одном флаконе. Но художники – сложный народ. Не каждый из них понимает, что его работы нуждаются в продюсировании. Они не играют по тем экономическим правилам, которые были созданы еще сотни лет назад. Их отталкивает слово “контракт”, хотя во всем мире это нормальная форма сотрудничества.

Некоторые наши художники не любят отдавать проценты за услуги галереям, не хотят иметь агентов. Хотя в тех же Штатах, если у тебя нет агента, то ты никудышный художник.

Правила арт-бизнеса и менеджмента заложены еще французами Маршанами. Эти ребята начинали первыми делать серьезный бизнес на искусстве. Но в Казахстане эти правила до сих пор не работают. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом: художники – создавать произведения, а менеджер или продюсер – продвигать и продавать их на рынке. Это тоже сложная профессия, которая требует большого таланта и которой не так просто обучиться.

– Зато некоторые рекламируют себя сами, выкладывая работы в “Инстаграме” среди губ уточкой…

– Есть такое. Это смешно и непрофессионально. Я могу говорить об этом долго. Шансы найти покупателя таким образом минимальны. Но за это не надо платить проценты. А галеристы, салонщики, агенты берут в среднем 20 процентов с продажи произведения. В этом бизнесе много дополнительной работы, сопутствующей раскрутке любого художника. Вопрос менеджмента в искусстве сегодня очень болезненный. У нас огромное количество художников, но единицы тех, кто может это продавать.

– А спрос вообще есть или так себе – от юбилея до юбилея?

– Спрос должен рождать предложение, с этим у нас тоже есть проблемы. Есть спрос на реализм, этнические полотна, батыров и ханов. Но у нас художники бросаются из крайности в крайность. Сейчас все решили этим заняться разом, при этом качество не всегда соответствует ожиданиям. Мы иногда отбираем картины в Союзе художников для республиканских выставок и видим, что некоторые работы вообще лучше никому не показывать. У наших художников не хватает самокритики.

– Резюмируем. Бизнес идет или рынок спит?

– В некоторых нишах процесс идет очень неплохо, и финансовая составляющая там интересная. Я не буду называть их – это коммерческая тайна. Сейчас в основном приходят разовые покупатели.

Время коллекционеров уходит, так как многие коллекции уже собраны и живут своей жизнью, а сами коллекционеры уже могут открывать музеи современного искусства.

Сейчас мы пытаемся развивать систему арт-подарков. Проблема в том, что нам надо искать и готовить новых покупателей. А это огромная работа – тут вам и образовательная система, и привитие духовных ценностей. В любом случае арт-бизнесом должны заниматься профессионалы.

Подробнее